спорт картинки ставки

Нет, этого быть никак не может Заседание не состоится.
От человека не зависит почти ничего. Все прочее это порочная схема, нередко насаждаемая родителями без всяких дурных мыслей: если ты будешь следить за собой, хорошо учиться, заниматься спортом, любить бабушку (свой вариант), получишь правильную профессию и будешь трудиться, то у тебя все получится. Да, еще побольше читать и ходить в кружок прикладной геометрии (вариант баскетбол или школа искусств). А оно вообще не такое. Внешние обстоятельства ничего не значат. Потому что жизнь это не кружок прикладной геометрии.
Пока человек не родился, то его мать бесконечно обследуют, как в анекдоте про треть жидкостей на анализы. И если человек ничем серьезным не болен (а про серьезное обычно он и сам знает) и не злоупотребляет дурью, то, как правило, результаты колеблются возле нормы, а родители периодически бегают сдавать то на венерические инфекции, потому что частный дантист же, группа риска (ох, знал бы дантист, какого о нем мнения государственные коллеги), то на нарушение хромосомы, потому что в дальней родне у тетки был Петя-дурачок, но это не точно; то собирают анамнез по старческому диабету в роду, то еще Бог весть на что, и в итоге все равно оказываются в группе риска, и генетик спрашивает, каким местом родители планировали, потому что возраст плюс вредность плюс анемия плюс деменция по старости у прадеда и все это значит, что ничего наверняка врач сказать не может. Ну, единственное, что может сказать, что у ребенка не три ноги, потому что есть узи, и что пороки развития, у которых выше риск с возрастом, при их наличии, обычно мудрой природой выбраковываются сами.
И потому в теории существуют тысячи методов на коррекцию и выявление особенностей развития, а на практике они либо опасны, либо неточны, либо нет достаточно компетентного персонала в географической доступности, либо мы знаем лишь то, что мы ничего не знаем. У соседа-алкаша трое сыновей и все биологически здоровы (надо ли говорить, у кого он обследовался и что планировал, все же черный юмор уместен не везде), у тети-зожницы сын мягко говоря с особенностями, хотя и думать не на что. Конечно, после сорока опасно, но ведь многие известные люди родились после сорока Менделеев, Жуков, кажется, даже Бетховен, любимый сын Толстого, правда, рано погибший от инфекционной лихорадки (в то время до взрослого возраста доживала в самом лучшем случае половина) А дети Рубенса? В теории мы можем все, а на практике даже безобидный препарат никто не берет на себя риск назначить, ибо поколение квелое, мало ли что, а врача потом засу (а)дят.
И вот, родился тот, кого мы не знаем. В кого он? Какие у него будут интересы и характер? Отец мечтает о военной карьере для сына, а тот боится даже муху, медленный, созерцательный. И что ты хочешь делай, этот капитан никогда не станет майором. А то он вообще ни на кого не похож. И мир стал другим. Папа, если тебе нравится военная карьера, ты должен был делать ее сам, вот и всё. А этот чувак будет в лучшем случае коллекционировать бабочек, если ты не маршал, конечно. Магазин всё от мыла до веревки справа по шоссе. Когда человек старше тридцати беспрестанно ноет про свою разбитую жизнь, это уже скучно. Это только в юности романтично, а в старости смешно. И если ты считаешь, что у тебя первое, то у меня плохие новости.
Моя знакомая, торгующая эксклюзивными кожаными сумками, в свои 42, благодаря вложениям в себя, выглядит максимум на 28, она не красавица, но впечатление производит каким-то внутренним движением, в любом случае, когда он входит, все они встают. По ней никогда не скажешь, что у нее нет никакого образования, а ее мать торговала овощами на маленьком рынке в Егорьевске. Отца у нее нет. Впрочем, в таком возрасте уже глупо связывать личную (не)состоятельность с происхождением. Меня травили в школе из-за аморальности разведенной мамы и поэтому я не состоялась как профессионал уже не прокатит. У нее свой бизнес, связанный с оптовыми продажами кожи, молодой муж, дочерний маленький магазин евроодежды. И она купила студию в спальном районе столицы, потому что хочет детей. Сама она родилась в бараках, жили они с мамой не очень счастливо и сыто, и для своих детей она хотела бы другого будущего. Вот только детей у нее нет. Биологически она здорова. Риски ее, как у всех женщин ее возраста. Да, в том числе пугают и хромосомными отклонениями мадам, возраст тадам. Сейчас ведь открыли (какая ирония), что риск отклонений больше связан с возрастом партнера мужского пола, хотя до этого традиционно считалось, что мужчина, будучи в преклонном возрасте, склонен иметь более умных детей. У нее отложены деньги на образование сыну, она даже сделала детскую. Однако по непонятной причине птичка не прилетает. Конечно, с ее доходом можно позволить себе и суррогатное материнство, но ведь это совсем другая история и человек не готов к такому психологически. Не так он все это себе представлял. Картинка не складывается. Хотя до этого все было благополучно.
Петя, который не тянет, и Вася, который просто старый.
Петя окончил первый мед, он не только умный, он и врач хороший. Может сделать операцию. Но четыре операции подряд в экстренных условиях сделать не может. Ну, плохо человеку. Темп не выдерживает, физически не способен работать на потоке. Папа у Пети терапевт, а мама преподаватель гигиены и полового воспитания (прикиньте, и такая дисциплина есть, сам обалдел), естественно, что не особо богатая семья. Но Петя поступил на бюджет, и вообще у него в аттестате только одна четверка. Потом он много лет вставал в пять утра, а приезжал после десяти вечера, словом, не сахаром была для него учеба. По большинству дисциплин он имел отлично. Но на старших курсах внутренним чувством начал понимать, что выдающегося хирурга из него не получится. Нет ряда качеств, в том числе выносливости психологической и наития. А когда он попробовал писать диссертацию, то сделал открытие, что стиль у него водянистый, а собственных гениальных мыслей нет. И ученым ему не быть. То есть на эпигонство ума хватит в принципе, но не для того наша роза цвела. Словом, он доучился, ушел из аспирантуры, пробовал себя операционным ассистентом, но деньги маленькие, пробовал преподавать, но то ли не его, то ли и без него желающих хватает, короче говоря, теперь он в крупной аптеке какое-то полуначальственное место занимает, зарплата в принципе устраивает, но все остальное Сам про себя Петя знает, что оперировать не будет никогда, какая там пересадка головы и научный прорыв, но романтических родителей все еще кормит завтраками и на душе у него дерьмово потом очень долго. Потому что он не врач, не администрация, не ученый, не гуманист и ничего такого. Он вообще никто провизор, по большому счету. И хотя он человек непьющий, но после душещипательных бесед с отцом он понимает, почему люди пьют.
Вася имел от природы много даров: красивая внешность, остроумие, удачливость, его всегда очень любили женщины за просто так. Человек он был не злой, без безумных амбиций, хотя мама сравнивала его с Кеннеди (действительно, есть какое-то сходство, но скорее пародийное), с научным складом ума (еще в юности возглавил кружок по изучению античных путешествий в школе), и пока до дела не дошло, Вася даже и не догадывался, в чем подвох его личности. Он легко поступил в вуз на психологию, легко подружился с тренером и начал заниматься оздоровительным плаваньем, а потом он женился на очень красивой и обаявшей его девушке, и она свила из него веревку и засунула под комод. Васе сразу стало ничего нельзя и он стал кучу должен. И каким же несчастным он себя почувствовал! Оловянным солдатиком. Стой на полке и делай так. А у Васи были свои представления о счастье. И вообще, мужчина должен быть в семье гла-гла-главным. Впрочем, жаловаться ему было стыдно: жена у него была молодая, красивая, богатая и по-своему его любившая, у него появился свой психологический кабинет, родители жены были потрясающими людьми, у него родилась дочь Но чем счастливее Вася казался, тем несчастнее он был. Он давно не ходил в бассейн, забыл, когда в последний раз был за городом, теперь в выходные он посещал рынок и участвовал в обработке дачи. И однажды Вася просто сбежал. Собрал свои учебники, вещи, сложил все это в мешок и позорно исчез. Нашли его быстро, он спрятался у своих родителей и вел себя постыдно. Увещевания ни к чему не привели возвращаться Вася отказывался. Как ни невероятно такое поведение для взрослого мужчины, да еще и психолога по профессии, но на все призывы к ответственности и быть взрослым человеком Вася просто молчал и запирался. Кончилось тем, что он остался с родителями и стал преподавать словесность в школе и вести консультации по скайпу. С тех пор прошло очень много лет, дочь Васи выросла и относится к нему с понятным презрением, воспитанным в ней матерью. А сам Вася так и не стал счастливым. Провинциальная школа не удовлетворила его, а научной карьеры он не сделал, с женой ему было плохо, но теперь он словно болтался в безвременье и занимался ерундой. Перспектив роста у него не было особых. Конечно, многие учительницы имели на него виды, сначала у него был широки выбор, но когда оказалась, что Васю воротит с того, что местный убогий ландшафт может ему предложить, то он нажил, сам того не хотя, себе много врагов. Но счастье улыбнулось Васе вторично. Мама и папа нашли ему разведенную девушку, дочку своих друзей, которая могла о нем позаботиться и была хорошей хозяйкой. К тому моменту, как Васю вступили во второй брак, ему было уже к пятидесяти. Он стал снова жить в спальном районе, снова есть по расписанию, снова появились правила, его деятельность свелась к небольшой ставке в колледже, а самое главное у него родился сын. И вот тут-то счастье, казалось бы, могло бы его настичь: жена его была не только хозяйственной и любящей, но и предприимчивой, она преподавала лепку и какие-то еще прикладные вещи, словом, Васе даже не надо было особо думать, откуда берутся деньги (и дети, как говорят циники). Но его странным образом покинули желания. Уже не хотелось путешествовать или ходить на мероприятия, стала меньше интересовать наука, хотя он даже подумывал доделать свою диссертацию, большую часть дня он гулял с сыном у фонтана в саду, хотя был еще совсем не старым. Сын ковырялся, засовывал себе в рот гадость, Вася вяло объяснял ему, что это небезопасно, гуглил в планшете и дремал. Окрестные мамаши смеялись над ним. Вася к детям всегда относился хорошо, а в молодости, как многие, мечтал о сыне, но теперь, когда его мечта сбылась, представления о будущем потеряли очертания. Вообще все как-то расплылось. Он стал брать на прогулку плед. А однажды встретился с дочерью, которая купила ему мороженный торт. Ну пап, ты вообще не мужчина, что это за убожество? – сказала она ему тогда, увидев его в пледе на лавочке с пластмассовой бабочкой на палочке, которой сын играть упорно не хотел, но Вася катал ее уже на автомате. Почему? – удивленно спросил Вася. Ну, это тебя надо спросить, – пожала плечами дочь. Больше она не проявляла к нему интереса. Вася и сейчас водит сына в школу, ходит в библиотеку, хотя раньше с пренебрежением относился к таким местам, но теперь он повадился там спать, пока к жене приходят заниматься. Он по-прежнему преподает в колледже, даже получил какой-то значок. Иногда публикует статьи, и даже нельзя сказать, что их нельзя читать. Мама его еще жива, но поскольку говорить им особо не о чем, обсуждают они одно и то же. Она, конечно, счастлива, что сын нашел себя, а сын давно живет в других координатах, словно он уже другой человек, словно это кто-то, кем он стал, а тот прежний ушел безвозвратно.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Back to Top